Александр ЛЕЙФЕР,
председатель Омского отделения Союза российских писателей,
заслуженный работник культуры РФ 

БЕЗДОМНЫЕ СОБАКИ И ПИСАТЕЛИ

Вчера была пятница. Как всегда по пятницам я пришёл в комнату, которую хорошие люди выделили для нашей писательской организации.
На вахте мне отдали почту - какое-то казённое письмо, извещение на заказную бандероль и газету.
Пока работает почтовое отделение, решил сходить туда, благо это совсем рядом . С меня взяли 14 рублей за хранении бандероли ,т.к.пришла она почти неделю назад, а мы-то бываем здесь только по пятницам. Членские взносы писательской организации истрачены на проведение недавнего семинара молодых авторов, пришлось заплатить из своих пенсионных. Квитанцию дали, но кому её показывать? Разве что жене, так она давно уже махнула рукой на подобные мои траты
Как я и предполагал, в бандероли был литературный журнал, который нам бесплатно присылают из другого города. Редактор этого журнала - хороший парень, он распорядился присылать его нам бесплатно, зная, что подписаться нам на его журнал (в котором, кстати сказать, мы иногда печатаемся) не на что. Законно ли это -не знаю, поэтому название журнала лучше опущу.
Вернувшись в "нашу" комнату, я распечатал полученный казённый конверт. Оказалось, что Пенсионный фонд разыскивает одного омского писателя ,оформляющего пенсию. Состоит этот писатель не в нашей писательской организации, а в другой, работающей в нашем городе параллельно. Но чиновники их адреса не знают, да и знать не могут, т.к. его просто напросто не существует. Несколько лет назад наших коллег попросили из занимаемого ими особняка, ибо они не смогли оплачивать коммунальные услуги и электроэнергию. Теперь они проводят свои собрания в помещении одного из музеев, название которого я на всякий случай называть не стану - вдруг да это незаконно ,и у администрации этого музея будут неприятности. Собирается "параллельная" писательская организация в музее, всё её нехитрое делопроизводство хранится на квартире у её руководительницы, а адреса ,по которому можно было бы им послать письмо, нет. Вот и послали письмо нам - видимо, с расчётом, что передадим.
Я и в самом деле набрал телефон будущего пенсионера, и тот сказал, что тотчас же выезжает ко мне.
Пока он ехал, я читал полученную газету. Это местный еженедельник, который тоже высылают нам бесплатно. 
Среди материалов, напечатанных в свежем номере еженедельника , моё внимание привлекла заметка, озаглавленная "Бездомные собаки заберут из бюджета 85 млн рублей".Цитирую:
"Куйбышевский суд вынес решение, согласно которому специализированные муниципальные организации по отлову и содержанию бездомных животных должны ждать не три дня ,а полгода с момента отлова животного на тот случай ,если у него найдётся хозяин. Такое решение суда обойдётся городскому бюджету в 60 млн рублей расходов на содержание псов в течение полугода и 25 млн рублей на строительство дополнительных площадей"("Обозреватель",18 декабря 2009).
Несколько ошарашенный этими астрономическими ,по моим понятиям, цифрами, я в ожидании коллеги принялся от нечего делать считать:а сколько номеров альманаха нашей писательской организации можно было бы выпустить, если бы "отстегнуть" от 85 "собачьих" миллионов хотя бы один.
 Достал документы .В последний раз мы выпустили свой альманах в апреле этого года, счёт за него издатель выставил на 28 тысяч рублей. Из них на сегодняшний день удалось выплатить 19.Остальные зависли, т. к. помогавшие нам спонсоры взяли ,как они не без изящества выразились, паузу в наших отношениях .В связи, естественно, с мировым экономическим кризисом. Наш издатель - хороший мужик, но недавно довольно строгим голосом спросил меня по телефону: "Как будем с тобой год заканчивать?.."
С подсчётами без калькулятора получалось плохо, но всё же через некоторое время я определил, что ,если выпускать наш скромный альманах, как всегда, трижды в год, то миллиона нам хватило бы примерно на 11 лет. Даже с учётом ежегодного подорожания полиграфических услуг и материалов.
Но все эти подсчёты носили чисто умозрительный характер: никто никогда нам этого миллиона от предназначенных на бездомных собак затрат не "отстегнёт", ибо на строгом юридическом языке это называется перераспределением бюджетных средств и строго карается законом.
Рядом с не до конца оплаченным счётом лежат у меня грустные документы, оставшиеся от наших хождений по различным коммерческим сруктурам в поисках новых помощников альманаху. Все руководители этих структур говорили с нами об одном и том же. Да, да - о мировом экономическом кризисе. А в государственные органы мы теперь и не обращаемся -им теперь помогать общественным организациям ,коей мы являемся, просто -напросто запрещено.
Альманах наш выходит с 1995 года, название его на всякий случай не называю, поскольку при желании дотошный ревизор наверняка найдёт в его финансировании какие-нибудь случавшиеся за эти годы неправильности.
Наконец, подъехал за своим пенсионным письмом коллега-писатель.
- Спасибо, старик,- сказал он мне,- а тот затерялась бы эта бумажка
Мы стали обсуждать всякие литературные новости. Поговорили и на давно уже ставшую дежурной тему - о том, что Москва опять тянет с Законом о творческих организациях. А под конец я показал гостю заметку про собачье счастье. Прочитав её, он крякнул, продемонстрировал хорошее знание ненормативного пласта русского языка и ,нахлобучив шапку, пошёл на мороз.

Омск,
19 декабря 2009 г.