Шелленберг Вероника Владимировна
Вероника Шелленберг

«Настой из летних трав и настоящего» - рецепт гармонии» (о поэзии Андрея Ключанского)


  Первое ощущение от поэзии Андрея Ключанского, что она собирает мир из разрозненных предметов, явлений, людей в цельную картину, скрепляет метафорой и наделяет энергией добра.
  Книга «Настой из летних трав и настоящего» - это развернутый, подробный, образно зафиксированный рецепт гармонии, действие которого направленно на созидание: 
  «Ни дня без сотворенья птиц!
  Ни дня без сотворенья мира!»,

  «Мы будем жить, а умирать забудем,
  мы станем здесь, как тонкое вино,
  на сотни лет забытое в сосуде.
  Прощай меня, прощайся не со мной.»

  А сам автор «…синтез всех Твоих различий». «Твоих» - с большой буквы, ибо Ключанский не мыслит человеческую сущность вне Создателя и благодарит Его за возможность быть со-творцом, способным чувствовать, любить:
  «Любовь как минимум!
  Отец Небесный, провожая,
  в дорогу дал, чтоб начал ты дорогу,
  и путь обрел, и не замерз в пути.
  ………………….
  А дальше сам.»

  Примечательно, что столь глубокая авторская философия передается без лишнего пафоса и назидательности. Ключанский в душе – вечный ребенок, смотрящий на этот мир то с удивлением, то с любопытством, то с радостным предчувствием чуда, а то и настороженно, из уютного скафандра, который «пусть будет снова бабушкина шаль». Таков и автор, и его лирический герой, даже когда он неспешен, умудрен жизнью, сидит у костерка тихим утром, со вкусом рассуждая, как лучше приготовить охотничьи колбаски – «на можжевельнике, на угольках».
  Ключанский метафорически оригинален и точен: «Всё покрыто белой буквой»; «хладнокровные змеи, не спеша, перелистывают осень к зиме…»; «Лось соли приходил… мой зимний лес / скрипит снегами, кедрами под ветром…». А еще - богат обобщениями: «…летим, укутанные в крылья / друг друга и чудес, и горечи земной. / Летим. Влюбленные открыли / простой, короткий путь – домой…»
  На уровне словотворчества он может органично скручивать, как в галактической улитке, несколько значений: «Арктическое покрылО» - крыло и покрывало; «железноДРожный путь» - дрожание и дорога… Такие золотые крупицы рассеяны по всей книге и не стоит, наверное, вырывать их из контекста, лучше – воспринимать в целом, как поэтические открытия искренней души. 
  Читая Ключанского, в какой-то момент ясно понимаешь: поэзия присутствует во всем, и нет ничего не существенного! И если ты доверяешь миру, то: «оптика росы / под сигналы птиц / правит поле зрения / падающим ниц».
 Когда же в эту гармонию вторгаются те, чье имя «…черное Нет, забытье, несотворенное Да», и наступает зной, и они «уходят с мешками, полными наших сердец» автор сперва в растерянности, он не ловит «эту волну», но сопротивляется активному «ничто», зиянию в Полотне, – 
  «Неубытие, небытие,
  пустое злое питие.
  Питьё, настоянное на
  тех волокнах полотна,
  что поперек.
  Не пей, зверёк…»

 Метафизический выход видится автором в поиске и обустройстве собственного дома, который метафорически в какой-то момент предстает как «Гнездовье зверей» - уютное место, убаюканное теплом, окруженное таинством и – молчанием. 
 Стремление к Дому столь сильно, что в некоторых стихах преодоление трудностей пути сравнивается с войной, в конце которой воин снимает доспехи и «…ба! Да это же ребенок / на берегу воды по имени «Река»».
 По ходу книги «Настой из летних трав и настоящего» решается главный вопрос – «Кто отразится в зеркале твоем, / когда мы не в втроем?» (стихотворение «Во имя папы, мамы, сына и…»). Обретение триединства, обустройство дома как здешнего причала, семейного очага и – шире – поиск счастливого, вселенского пристанища, поиск тепла нашему Твоему ребенку – вот основная золотая жила этой книги. 
 Композиционно «Настой из летних трав…» собран в хронологическом порядке, включая в себя лучшие стихотворения Ключанского за 15 лет. Поэтому главную тему можно прочувствовать в ее развитии, со всеми перипетиями и озарениями.
 Конечно, в книге есть сопутствующие, но отнюдь не второстепенные течения – например, стихотворение «ОМ да ОМ кругом…», где наш город Омск предстает по-иному, не хрестоматийно, с отсветом горькой иронии, как призрачное «городство». Ключанский проходит его насквозь. Тут же – «Тополиная аллея, ветер восточный… прикладные стихи» - так, в движении, создается новый миф места по имени Омск. 
 Ключанский, по сути своей, не только мифотворец, но и духовно щедрый человек, способный подвигнуть других на творческие открытия. В книге есть стихотворение «Алый покой» к одноименной картине художницы Елены Соболевой. Стихотворение после картины – это, скорее, исключение. Стихи Андрея Ключанского «Явная вечеря», «Гнездовье зверей», «Утро тихо», «Бледные рыцари», «Для дома не забыть», «Охотничьи колбаски», «Там, где травы правы», «Мы заштрихованы дождем» и некоторые другие вдохновили Елену Соболеву на целый цикл одноименных живописных картин. Одну из них - «Настой из летних трав и настоящего» - Ключанский поставил на обложку книги вместо названия, прописанного словами.  
  Картины Соболевой были выставлены на презентации книги Ключанского, создав еще одно творческое измерение Слову – Цвет.
 Именно в «Настое…» перед нами предстает сформировавшийся автор: он мудр, но не утратил детской души, интересен в метафорических находках, открыт читателю и миру: 
  «…мы будем говорить, да так, 
  что воздух будет плавиться над нами!»
   
  Это не первая книга Андрея Ключанского. В 2002 году вышел сборник с многообещающим названием «Хочу домой», после – «Бесследная душа». В них виден и поэтический талант, и оригинальность образного языка. Ключевые стихотворения сборников, в том числе поэма «ТКАЦКАЯ СВАСТИКА (децентрализованный коврик)» включены автором в третью книгу. В 2004 году в соавторстве с Ольгой Красковой появился сборник удивительно добрых сказок «Медведь, который все придумал». 
 Как настоящий творец, Ключанский со временем выработал свою индивидуальную манеру. Его метафора не только принадлежит конкретному стихотворению, но продолжает жить, включаясь в мировой круговорот:

«Возвращают книгу на полку 
и зерно обращают земле…
Всё – и по круговому току
замыкает себя на себе.

Как зародыш упрям во чреве,
так разворачивает себя
душа, опознавшая время
в крови с головы до пят, 

ищет себе подобных
и обретает любовь,
единственную среди дробных
и единую, – это Бог.

А сотворение – это совесть
(перворождённый ключ).

Душа продолжает солнце
все легче - и легче луч»

  P.S. Избранные стихотворения из книги «Настой из летних трав и настоящего» читайте на странице автора в рубрике «Большой круг».