Фельдман Евгений Давыдович
Даже в XIX веке была своя Донцова

"АиФ в Омске", № 17 (470) от 22.04.2009
Евгений Фельдман, поэт-переводчик.

«АиФ в Омске» представляет читателям человека редкой профессии — поэта-переводчика Евгения Фельдмана. 

Одна треть наследия Редьярда Киплинга-поэта, две трети Роберта Бернса, половина творчества Джона Китса и ещё много разных авторов — все они были переведены нашим земляком и выпущены ведущими книжными издательствами России и Украины. 

40 лет Евгений Фельдман занимается переводами англо-шотландской поэзии, но ни разу не был ни в Англии, ни в Шотландии. И свою первую книгу он издал за собственные деньги, взятые в долг. Три тысячи экземпляров по скромной цене 65 копеек за книгу. Оставшиеся от первого тиража две сотни книг Фельдман до сих пор хранит как бесценную реликвию. 
Нецензурно, но со вкусом 

— Как сегодня обстоят дела с качеством переводной литературы, которую мы читаем? Говорят, среди молодых переводчиков развелось много халтурщиков. 

— Сейчас время такое — много пены. Можно хорошо знать язык, но из текста надо уметь извлекать поэзию. Чтобы произведения воспринимались не как перевод, а как оригинальные тексты. А это умеют немногие. Те, кто делает не книги, а деньги, об этом не думают. Скажу о себе: я «выхварываю» каждую строчку, потому что знаю: за меня это переписывать не станет никто. Как сделаю, так «уйдёт» и останется. Навсегда. 

— А нецензурная лексика в нынешних «модных книжках» — это нормально? 

— Всё должно быть в меру. Например, переводя Роберта Бернса, я совершенно спокойно употребляю нецензурную лексику, даже выставляю её на рифму. Просто это надо делать умело, со вкусом. В Англии во второй половине XVII века жил такой — Джон Уилмот, второй граф Рочестер. У него есть несколько немногочисленных, но крайне нецензурных вещей. И когда я с этим столкнулся, то специально звонил в Москву переводчику Евгению Витковскому и спрашивал: как всё это передавать? Начну искать замену — потеряю автора. Он сказал: как есть, так и переводи. Меня всегда ведёт автор, и нецензурная речь — как дополнительная краска на палитре художника. 

— Может, стоило бы снова книжную цензуру ввести? 

— Нет, я бы не хотел, чтобы эти времена вернулись. 
Без варварства 

— Вы бы взялись за перевод массовой литературы? 

— Я был бы счастлив! Литература, рассчитанная на массового читателя, будет всегда. Свои Дарьи Донцовы и Алексеи Бушковы жили и в XVIII, и в XIX веке. А литературу, которую многие относят к низкой, тоже надо уметь «делать» — редактировать. И в этом нет никакого варварства. Есть книги, которые написаны таким сложным для современного человека языком, что печатать их без обработки нет смысла. Тот же Даниэль Дефо со своим «Робинзоном Крузо» или Джонатан Свифт с «Путешествием Гулливера». Ведь люди, как правило, читают их не в идентичном переводе, а в пересказе. 

— А чем эти книги так сложны для нас? 

— У читателей нынешней эпохи иной темперамент. Тот, кто брал в руки книгу, например, Мэри Элизабет Бреддон, написавшей около ста романов, располагал массой свободного времени. То было чтение у камина, когда вокруг сновали любимые борзые, горничная услужливо спрашивала, не подбросить ли угольку… Такие читатели не на самолётах разъезжали, а в дилижансах, неспешно, с наслаждением. Просто с той поры скорости слишком изменились. 

— Издатели ставят переводчикам условие из литературы на «троечку» сделать для читателя перевод на «отлично»? 

— Есть проблема авторских прав, которые действуют на протяжении 70 лет после смерти автора. Поэтому когда я начал сотрудничать с Омским книжным издательством, сразу решил брать только такую литературу, которая, во-первых, не принесёт издательству убытков, и во-вторых, в отношении которой само время уже решило вопрос с авторскими правами. Так я сделал перевод «Пасынка фортуны» Рафаэля Сабатини. Мне пришлось убирать или искать замену всем неряшливым повторам, какие есть у Сабатини. К тому же во многих произведениях английских авторов очень бедная авторская речь: «он сказал», «она сказала». Когда я делаю свои тексты, то обязательно обогащаю эту речь: «отчеканил», «сказал надменно», «сказал сквозь зубы» и т.д. — по ситуации. 

— Как вы считаете, время толстых книг ушло? 

— Я бы повторился: таков темперамент нашей эпохи. 

— Это пройдёт? 

— Будущее окажется ещё более темпераментным. 
Досье 

Евгений Фельдман — член Союза российских писателей и Союза переводчиков России. Родился в Омске в 1948 году. За 40 лет перевёл свыше 55 000 стихотворных строк из англо-шотландской классической поэзии. В настоящее время московское издательство «Водолей Publishers» готовит юбилейную книгу избранных переводов Фельдмана. А в издательстве «Фолио» (Украина, Харьков) в переводе Фельдмана из печати вышла поэма Джона Китса «Эндимион» и подготовлен к печати сборник переводов из Роберта Бернса под названием «Былые времена». 



Валерия КАЛАШНИКОВА
Фото Виталия АГАБАБЯНА