Елизарова Наталья Владимировна


Наталья Елизарова


ОМСК – НИЖНИЙ ТАГИЛ 
(путевые заметки)


  В каждом городе непременно есть какая-нибудь достопримечательность, про которую местные жители с гордостью говорят «это наше всё», и с воодушевлением демонстрируют её приезжим: в Париже – Эйфелева башня, в Москве – Кремль, на Кургане – клиника доктора Илизарова. Собираясь на конференцию в Нижний Тагил, я, по обыкновению, постаралась навести справки и об этом городе. То, что удалось разузнать, поразило и испугало одновременно. «Достопримечательности? – говорили мои знакомые. – А какие там могут быть достопримечательности? Только тюрьмы и больше ничего». Я, признаться честно, призадумалась и сама себе задала вопрос: действительно ли я хочу отправиться в эту командировку? Показанный по телевизору накануне моей поездки криминальный сюжет про нижнетагильскую банду сутенёров, похищавших среди белого дня прямо на улице несовершеннолетних девочек для сексуального рабства в окрестных притонах, и вовсе не добавил энтузиазма. Мои родственники сокрушённо причитали: «И зачем ты только туда собралась?» А бабушка, немало не стесняясь, добавляла кровожадную присказку – «на свою погибель». У меня мурашки бегали по коже; скажу прямо, хотелось сдать билет в кассу и никуда не ехать. Друзья же, напротив, говорили, что тагильская мафия – это ерунда, так, цветочки, а что, действительно, страшно, так это их экология. Советовали не пить местную воду и не дышать тамошним воздухом, чтобы не стать мутантом. Некоторые ехидно осведомлялись, написала ли я завещание и застрахована ли моя жизнь. Я храбрилась. Говорила, что за пару дней ничего не случится… Провожали меня, как на войну, – без надежды увидеть живой. 
  Нижний Тагил, вопреки всяким рассказанным про него страшилкам, оказался на редкость гостеприимным городом. Меня он принял очень тепло. Особенно потрясли своим радушием его жители. Будучи хорошими гидами, они познакомили меня с одной из главных достопримечательностей – Лисьей горой – объектом вдохновения местных народных умельцев, художников и фотографов. Лисья гора – особенное место, с него виден весь город. У её подножия расположился старейший металлургический завод, созданный в первой четверти XVIII века знаменитым уральским промышленником А. Н. Демидовым, а ныне являющийся музеем. Глядя на него, мне очень явственно вспоминались рассказы моего любимого писателя Д. Н. Мамина-Сибиряка: «Рабочие кучками шли по берегу заводского пруда, поднимались на плотину и потом исчезали в закопчённых заводской сажей воротах караульни. Глухой сторож Евтифей выглядывал из окошечка караульни и вечно что-то бормотал, а рабочие спускались по крутой деревянной лесенке вниз, к доменной печи, где в тёмном громадном корпусе всегда теплился весёлый огонёк, и около него толпились рабочие в кожаных фартуках-защитках»1. Вспоминался «Молох» А. И. Куприна, «Жерминаль» Эмиля Золя, «Спрут» Фрэнка Норриса – все эти гигантские монстры производства, поглотившие бесчисленное количество людских судеб… Тагильское промышленное чудовище, укрощённое своей новой ролью хранителя старины, выглядело присмиревшим и будто погружённым в глубокий сон. Можно только догадываться, какие человеческие драмы навечно похоронены за старыми кирпичными стенами, сколько реализованных и несбыточных желаний – об успешной карьере или куске хлеба – составляют невидимую глазом энергетику, именуемую аурой, которой буквально пропитано всё окружающее пространство.  
  Вообще, нужно сказать, Нижний Тагил – это тот город, в котором удивительным образом соседствуют и уживаются между собой самые различные пласты культуры, поэтому приезжий никогда не сможет почувствовать себя там чужим. Поклонник шансона, к примеру, из любого нижнетагильского ресторана услышит любимую мелодию, искусствовед сможет воочию насладиться шедевром эпохи Возрождения «Мадонной» Рафаэля2, которая экспонируется в музее изобразительных искусств, почитатель сказок П. Бажова разглядит образы любимых героев – Хозяйку Медной горы, Данилу-мастера, Огневушку-Поскакушку – на картинах, подносах, шкатулках, в ювелирных изделиях… 
  С этим образами я встретилась на конференции, посвящённой исследованию сказочного жанра3, которая проходила в Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии. Работа конференции была организована таким образом, что её участники смогли не только обсудить какие-то чисто научные вопросы, но и окунуться в полузабытую атмосферу детства. Буквально с порога нас встречал огромный валун с тремя указателями: «налево пойдёшь – к царю попадёшь» – то бишь, к ректору, «прямо пойдёшь – сытым будешь» – это, значит, прямое попадание в столовую, «направо пойдёшь – в сказку придёшь» – иначе говоря, в актовый зал, где было намечено пленарное заседание. До конференц-зала каждого из прибывших провожали хорошо знакомые персонажи: Василиса Прекрасная, Баба Яга, Иван-царевич и т. д., которые дарили на память приятные пустячки, вовлекали в нехитрые конкурсы, с удовольствием позировали перед объективами фотоаппаратов. Присутствие любимых сказочных героев сразу же внесло эмоциональную разрядку, и раскрепостило гостей. Традиционно-скучные институтские аудитории преобразились, благодаря развешанным по стенам красочным детским рисункам и оригами, выставке студенческих поделок, музыкальному оформлению, пробудившему несказанную ностальгию своими песенками про Антошку или мамонтёнка, ищущему по всему свою маму… Несмотря на то, что в конференции участвовало немало серьёзных, важных и занятых людей: учёных различных гуманитарных направлений (фольклористов, искусствоведов, филологов, лингвистов, культурологов), писателей, педагогов, библиотечных работников, студентов и аспирантов высших учебных заведений из разных регионов России и стран дальнего зарубежья (Польши, Испании) – они улыбались! Это, на мой взгляд, самое главное. Только искренняя шутка может явиться поводом к сближению, только добрый смех может стать причиной дружеского общения. И какое счастье, что отсутствовали официальные расшаркивания и занудные мудрствования, характерные для мероприятий такого уровня!  
  Из выступающих на конференции докладчиков наибольшее впечатление произвёл преподаватель Нижнетагильской педакадемии, кандидат филологических наук А. В. Миронов. Его сообщение4, посвящённое анализу русской народной сказки о курочке Рябе, позволило увидеть известную детскую сказку с абсолютно неожиданной стороны. Золотое яичко, которое снесла курочка деду и бабке, было представлено как «мировой яйцо – начало всех начал – символ обновления, плодовитости и жизненной силы», смысл которого притягивает человека. Дед и бабка в данном контексте выступили как носители мужского и женского начала. Попытки разгадать смысл бытия, выраженные в стремлении деда и бабы разбить сферическую оболочку, потерпели крах – «философский голод человека не проникает за скорлупу сверхпрочного золотого яйца», что говорит о тщетности и несовершенстве человеческого разума. В сказке присутствует ещё один персонаж – мышь, которая согласно данной метафизической концепции является воплощением хаоса и суеты и, в конечном итоге, разрушителем мирового яйца. «Хаос разрушает скорлупу мирозданья легко (походя, невзначай) – «хвостиком махнула». А золотое яйцо, предполагает А. В. Миронов, есть мечта о потерянном Рае и о сверхидеальной форме бытия… Интересная трактовка сказки, не правда ли? Ну а автором этих строк было подготовлено сообщение, посвящённое творчеству пяти омских авторов, пишущих для детей: Нины Саранчи, Эльвиры Рехин, Николая Башкатова, Александра Дегтярёва, Татьяны Стрельцовой, которое было опубликовано в сборнике научных статей5. Цель доклада – подчеркнуть значение литературного краеведения в процессе воспитания подрастающего поколения и попытка популяризации произведений региональных писателей. 
  Незабываемым моментом для меня стало знакомство с уральскими прозаиками Борисом Телковым и Юрием Брилем. На память о встрече с ними остались книги – разные по содержанию, но единые по сути; объединяет их стремление разглядеть око Создателя: в любви и творчестве (у эстета-гедониста Телкова), в гармонии первозданной алтайской природы (у философа-мистика Бриля). Осталось несколько выпусков нижнетагильского журнала «Хорошо», редактируемого Б. Телковым, на страницах которого нашли отображение самые разнообразные оттенки человеческого мировосприятия: жизненные наблюдения, исповедь, ностальгия, эпатаж, философские размышления, словом, всё то, чем люди стремятся поделиться друг с другом, и из чего, в конечном счёте, сложилась концепция журнала – для общения. Свободный, непринуждённый диалог авторов с читателями, не сдерживаемый железной редакторской хваткой, является особенностью и изюминкой данного издания.  
  …Уезжая из Тагила, хотелось по привычке зашвырнуть монетку в какой-нибудь водоём, чтобы вернуться. Увы, не повезло – «сезон фонтанов» тогда ещё не наступил, а местная речушка только начинала освобождаться от сковывающего её льда. Но меня не огорчила эта неудача... нужно приехать ещё раз, чтобы повторить попытку, только и всего!  
   
  1 Мамин-Сибиряк Д. Н. Кормилец // Мамин-Сибиряк Д. Н. Золото: роман; повести и рассказы / Сост. И. Парина. – М.: Худож. лит., 1985. – С. 494–495. 
  2 Рафаэль Санти. Святое Семейство (Тагильская Мадонна). 1509 г. Дерево, темпера. 119x89x2,5
  3 Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Сказка: научный подход к детскому жанру» прошла 24–25 апреля 2008 г. в Нижнем Тагиле, в Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии. 
  4 Миронов А. В. Жанровый, структурный и мифопоэтический ракурс сказки о курочке Рябе // Сказка: научный подход к детскому жанру: материалы Всероссийской научно-практической конференции, Нижний Тагил, 24–25 апреля 2008 г. В 2-х ч. Ч. I / отв. ред. А. Н. Садриева; Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия. – Нижний Тагил, 2008. – С. 160–166.
  5 Елизарова Н. В., Елизарова И. Л. Сказки современных писателей Омского Прииртышья: воспитательный аспект // Сказка: научный подход к детскому жанру: материалы Всероссийской научно-практической конференции, Нижний Тагил, 24–25 апреля 2008 г. В 2-х ч. Ч. I / отв. ред. А. Н. Садриева; Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия. – Нижний Тагил, 2008. – С. 22–27.
   


Напечатано:
Голоса Сибири: литературный альманах: вып. 8. / Ред.-сост. М. М. Кушникова, В. В. Тогулев. Кемерово, 2008. С. 997–1001.